Я.Чарногурский: я верил в будущее Словакии всегда!

Политика

Я.Чарногурский: я верил в будущее Словакии всегда!

15. 11. 2019 16:48

RSI: Друзья, мы продолжаем программу, посвященную 30 - летнему юбилею «Нежной революции» Чехословакии. События тех дней имели поворотное значение не только для всего словацкого общества, но конечно и для конкретных людей, принимавших в них участие. Одним из символов событий ноября 1989 году, безусловно, был Ян Чарногурский - бывший диссидент, потом яркий политик, а сегодня опытный и уважаемый адвокат и активный общественный деятель, всемерно развивающий взаимоотношения между Словакией и Росиией. В 1969 году Ян Чарногурский закончил юрфак Карлового Университета в Праге и в 1971 году получил докторскую степень в братиславском Университете Коменского. А уже в 1982 году, когда многие его коллеги успешно делали карьеру на ниве социалистического права, он был уволен за участие в защите диссидентов в политических процессах. Совсем скоро Ян Чарногурский сам стал активным участником диссидентского движения в бывшей Чехословакии, придерживаясь христианско -демократической ориентации. В 1987-89 годах был главным редактором нелегального издания «Братиславские новины». А августе 1989 года он был арестован и овобожден только в ходе «Нежной революции». В общем, у 75- летнего Яна Чарногурского за плечами удивительно насыщенная на яркие события жизнь, и все- таки главным моментом в его судьбе можно считать те дни, когда по требованию без остановки протестовавших на холодных и промозглых улицах Братиславы тысяч людей, он был выпущен на свободу из камеры Дворца юстиции и присоединился к народу. Ну а сегодня мы вспоминаем те дни в уютном оффисе господина Чарногурского в самом центре Братиславы. Моим первым вопросом к нему был такой: тогда, в ноябре 1989 года, могли вы себе представить то, что на улицах словацкой столицы проходят не просто массовые протесты людей, а рождается новая эра, открывающая путь к новым возможностям демократической жизни?

Я.Ч: Это было представить действительно тяжело. Мы жили в течение 40 лет у условиях социализма и вдруг - новая эра... Разве такое вообще могло быть? Но вместе с тем мы видели то, что правящий режим пошел на попятную и ослабевает - мы это почувствоваали, однако не сразу. Мне пришлось заплатить высокую цену. 21 августа 1989 года я призвал общественность возложить венки на места, где во время оккупации войсками Варшавского договора в 1968 году Братиславы, погибли наши граждане. Меня обвинили в политическом подстрекательстве и арестовали. В ноябре звуки уличных протестов я слышал из окна своей камеры во Дворце юстиции. Адвокат, который меня посещал в те дни, подробно мне рассказывал о развивающихся событиях . К тому же я читал словацкую газету «Правда» и чешскую «Руде право». А еще мне каждый день присылали открытки со словами поддержки из Голландии, Германии, Австрии. Пребывание в камере предварительного заключения для меня не было шоком, так как я многих сотрудников охраны знал лично со времени своей работы адвокатом. Судебный процесс под сильнейшим влиянием улицы завершился в мою пользу, и хоть прокурор данное решение опротестовал, дело завершилось моим освобождением по амнистии. 25 ноября 1989 года я оказался на свободе и сразу же прошел к протестующим. Однако приход новой эры лично я почувствовал позже - в конкретный день 10 декабря 1989 года, когда было сформировано новое правительство Чехословакии, в котором меня назначили заместителем его председателя. В этом правительстве большинство постов заняли представители оппозиции, и всему обществу стало ясно, что пришедшие перемены носят исторический характер.

RSi: Господин Чарногурскbй, первым большимм открытым протестом против тоталитарного режима, который вы организовали, была ,так называемая, «Свечковая манифестиция», прошедшая в Братиславе задолго до ноября 1989 года- 25 марта 1988 - го. Каким образом родилась идея подобного оригинального по форме и очень эффективного по содержанию протеста?

Я.Ч: Всемирный конгресс словаков, который тогда был зарубежной организацией словацких эмигрантов, возглавил новый очень активный председатель - известный хоккеист, один из легендарной троицы братьев Щасных, прославивших наш хоккей за океаном и в Европе - Мариан. Он играл в свое время за братиславский «Слован» и за сборную Чехослвоацкии. К тому времени он уже завершил активную карьеру в Канаде. Он- то и пришел с инициативой провести протестную манифестацию перед зданиями чехословацких посольств в разных странах. Но он одновременно хотел, чтобы одна из демонстраций обязательно прошла и в Братиславе. Это должно было всему миру показать единство словацого народа в его стремлении к демократии и свободе. Мы с Марианом Щасным в то время лично знакомы еще не были, но видимо до него доходила информация о том, что я являюсь принципиальным борцом против правящего режима и на меня можно положиться. Мне передали от него коробку с конфетами, в которой содержалось укрытое письмо ко мне. Мариан Щасны предлагал организовать демонстрацию в один день с международными акциями и оставлял выбор ее формы на наше усмотрение. С просьбой о помощи я обратился в организацию католических активистов под названием «Фатима», которая, кстати сказать, существует и сегодня, и занимается распространением идей католицизма за рубежом. Ее члены имели разветвленные контакты. Например, во всех учебных заведениях республики- вузах, средних школах, училищах «Фатима» имела свои католические неформальные кружки. Руководство «Фатимы» одобрило наш план, и я встретился вдали от посторонних глаз со своим товарищем по диссидентской дятельности Франтишком Миклошко, который впоследствие стал известным депутатом многих созывов, в братиславской Университетской библиотеке. Там мы с ним и разработали концепцию «Свечковой манифестации». Дговорились, что акция пройдет на площади имени Гвездослава в Братиславе 25 марта. И у участников будут 3 главных требования - это назначение словацких епископов не властями, а Ватиканом, предоставление государством прав верующим, и поддержание гражданских свобод. Согласно существовавшим тогда законам мы должны были свои требования передать местным органам власти, что и было сделано. Требования стали известны зарубежной прессе, и нашу акцию живо осбуждали на Западе. Поскольку мы не предполагали публичных выступлений с трибун, так как выступающие были бы моментально арестованы властями, мы решили заявить городскому Совету Братиславы о том, что демонстранты будут держать в руках зажженые свечи. Никто из тодашних властей не мог себе и представить, что мирная тихая демонстрация получит такой сильный международный резонанс. Но было уже поздно. Первый публичный протест против тоталитаризма завершился нашим успехом. Это событие стало предвестником будущей революции, которая, как известно, долго не заставила себя ждать.

RSI: Господин Чарногурский, по прошествии тридцати лет сейчас принято говорить том, что «Нежная революция» принесла нам свободу в самых разных ее проявлениях. Мы можем свободно передвигаться па разным странам, свободно выбирать себе род деятельности, свободно выражать протест и выбирать вероисповедание, стиль поведения и даже пол. Это, можно сказать - бесспорные вещи. А есть ли что - то на ваш взгляд такое, что перемены пришедшие с ноябрем 1989 года, делает неоднозначными и диалектичными?

Я.Ч: Одной из негативных сторон нашей нынешней жизни в новых условиях я считаю слишком уж большую власть денег - как в обществе, так и в душах отдельных людей. Мне, как христиански заложенному, верующему человеку, это не нравится. Люди сегодня, к сожалению, открыто оцениваются по одному главному критерию - каким количеством денег они располагают. И часто не важно каким путем к богатству человек пришел. На основе напряженного труда или каких иных обстоятельств. В ноябре 1989 года на площадях и трибунах мы видели тогда идеалистов, искренне желавших переменить жизнь к лучшему. Но прошедшие годы показали, что глубочайшие общественные перемены несут в себе и риски, которых, к сожалению, нам не удалось избежать. Вместе с приватизацией появилась организованная преступность, которой раньше не было. Возникла пропасть в социальном положении людей, неравенство жизни в столице и в отдаленных регионах. Все это требует коррекции и напряженного труда госорганов, продуманных социальных и инфраструктурных программ. Только так мы приблизимся по уровню жизни к тем партнерским странам, которые сейчас рядом с нами успешно развиваются в Евросоюзе.

RSI: Господин Чарногурский, какой период из тех тридцати лет, что мы живем в новом обществе, на ваш взгляд, был самым сложным?

Я.Ч: Наверное, самыми сложными были первые годы. Проводилась глубокая реформа экономики, да и политики тоже. Стремительно увеличивался уровень безработицы - ведь под этим фактором были объективные условия перехода на рыночные рельсы в производстве. У нашего правительства начала девяностых годов эффективно бороться с таким недугом возможности не было. И это при том, что расходы людей на все виды товаров и услуг также резко возросли. Перестройка экономики к тому же проходила слишком быстрыми темпами и хаотически. Предприятия теряли свои привычные рынки сбыта, рушилось плановое хозяйство. Люди теряли работу. Все эти проблемы продолжались несколько лет, но важно то, что мы не сдавались и все равно развивались в непростых условиях демократизации общества. Народ показал свою стойкость и готовность к новой жизни. Это самое главное наше достижение, достижение всего общества. Сейчас, по прошествии тридцати лет, это особенно хорошо видно.

RSI: Господин Чарногурский, избирательная компания по выборам в парламент, намеченным на конец февраля будущего года, сейчас обостряется с каждой неделей, с каждым днем. Вам, как опытному практическому политику, как бывшему председателю правительства Словакии и бывшему председателю парламентской Христианско - демократической партии КДХ, в чем видится самый главный вопрос наших выборов 2020 года?

Я.Ч: В парламентских выборах будущего года главным политическим вопросом, по моему мнению, будет то, насколько наше новое сформированное правительство сможет выстроить прагматические партнерские отношения с Россией. Сейчас этот вопрос отодвинут многими участниками избирательной кампании как бы на второй план, но очень скоро он неизбежно встанет перед нами и приобретет очень большое значение. Если мы сможем сполна использовать наши давние традиционно дружеские отношения для развития новых совместных проектов в экономике, то эти позитивные изменения в своей реальной жизни наши граждане почувствуют уже в ближайшем будущем. Если же по итогам выборов верх возьмут силы, негативно относящиеся к России, которые у нас тоже имеют определенное политическое влияние, то для меня, как бессменного председателя Общества словацко - российского содружества с момента его образования в 2006 году, такое новое правительство окажется разочарованием. Но я всегда настроен на позитивную волну. Я верил в лучшее будущее для своей страны в далеком 1989 году, верю в него и сейчас. Однако нужно не только верить. Но и бороться за будущее. И этому девизу я не изменю никогда.

Источник RTVS

Автор: Сергей Баженов, Фото: TASR

Živé vysielanie
??:??